Акции ЦРУ в Польше

Опыт многих десятилетий раскрывает цели, которые преследует ЦРУ в своей подрывной работе. Явно выраженные разведывательные задания тесно связаны с попытками поссорить страны социализма друг с другом, натравить их на Советский Союз. Особенное внимание уделяется поддержке оппозиционно настроенным по отношению к социалистическому общественному строю и государственной власти группировкам.

shares-of-the-cia-in-poland

В центр внимания ЦРУ периодически попадает то одно, то другое социалистическое государство. В 1956 году американская разведка сосредоточила свои силы против народной Венгрии. О роли ЦРУ в поддержке контрреволюционных сил Венгрии в 1956 году мы скажем позже, а здесь приведем выдержку из заявления Аллена Даллеса на заседании иностранной комиссии американского сената. Мы, — сказал он, — заранее знали о венгерском мятеже. У нас нет оснований сомневаться в словах бывшего министра иностранных дел США.

В 1968 году внимание ЦРУ переключилось на Чехословакию, а к концу 70-х — началу 80-х на первый план была выдвинута подрывная работа против Польской Народной Республики. Здесь мы не имеем возможности подробно заниматься историей Польши и американскими притязаниями на нее, с использованием всех возможных политико-дипломатических средств. Рассмотрим конкретную деятельность ЦРУ, направленную на Польшу, тем более что из этого можно сделать выводы и о политической ставке, которая делалась империализмом на эту страну. Манфред Лангенау, эксперт из ГДР, в статье, опубликованной в журнале Горизонт, о далеко идущих планах ЦРУ в связи с Польской Народной Республикой констатирует: В середине 70-х годов по поручению Совета национальной безопасности один из аналитиков ЦРУ Роберт Дин подготовил анализ положения в Польше. Этот документ предусматривал три вида подрывной деятельности ЦРУ: разведку,  вмешательство в дела другой страны и организацию контрреволюции. Здесь ведущую роль должен был играть главный советник президента Д. Картера по вопросам национальной безопасности Сбигнев Бжезинский.

Позднее, после публикации статьи Лангенау, появились и другие данные, которые вскоре подтвердил мадридский еженедельник Тьемпо в номере от 7 февраля 1983 года, опубликовав секретный доклад Бжезинского (от 1978 года) президенту Картеру. В нем Бжезинский называл Польшу наиболее слабым звеном в цепи советского влияния в Восточной Европе. Он предлагал развить дестабилизирующую деятельность для координации усилий американских политиков, дипломатов, профсоюзов, прессы и определить степень подрывных операций ЦРУ.

Раскрывая дальнейшие планы ЦРУ, Лангенау указывал: США предполагали активизировать политические и экономические связи с Польской Народной Республикой таким образом, чтобы создать для оппозиционных элементов определенное маневренное пространство в целях перехода к контрреволюционным действиям. Таким элементам — частично с помощью непосредственных акций ЦРУ, частично через его сотрудников и агентов — следовало оказывать многоплановую идеологическую, материальную и финансовую помощь.

Этому способствовало то обстоятельство, что в западноевропейских государствах и особенно в Соединенных Штатах Америки имелась довольно значительная прослойка польской эмиграции. Ее-то и подчинило своему влиянию Центральное разведывательное управление, надеясь таким образом поступить и с населением в самой Польше. Это отчетливо просматривается в деятельности Польско-американского Конгресса и Польского научного института, которые, систематически проводя подрывную работу против польского государства, давно уже стали ее центрами. Наряду со Сбигневом Бжезинским, как установил автор статьи, важную роль здесь играли еще Джон Остин Гроновский, посол США в Варшаве в 60-х годах, и журналист Болеслав Вержбянский. Относительно последнего было установлено, что он является одновременно агентом ЦРУ и западногерманской разведки (БНД). В БНД у него была кличка Кристофер. Это он в 1975 году на эмигрантской конференции в Нью-Йорке заявил: Нужно искать новые методы борьбы против коммунистического режима. Рука Вержбянского четко прослеживалась во время событий в Польше в конце 70-х годов, когда значительно возросло число польских эмигрантов, выезжающих на родину для восстановления старых связей. (Круто вверх пошла кривая посетителей, действовавших под контролем и руководством ЦРУ).

А когда политическое положение в Польше осложнилось, ЦРУ создало специальную аналитическую группу Таек Форс Поланд, руководил которой Джерри Фезеренвил, старый опытный разведчик. Разведка польской территории проводилась и с американских спутников. Так, в 1980 году в космос были выведены два искусственных спутника на постоянную орбиту с тем, чтобы держать под непрерывным наблюдением Польшу и соседние с нею страны.

Разведку особенно интересовали передвижения больших войсковых соединений.

Интенсивность в Польше агентурной разведки выросла до такой степени, что слухи о ней проникли даже на страницы европейской прессы. Так, западногерманская газета Ди Вельт в январе 1981 года писала, что выдвинутые вперед подразделения ЦРУ усилены на 30 сотрудников. Теперь они получают задания непосредственно от руководства из Западного Берлина. Подобные же, но в первую очередь задачи наблюдательного характера получили офицеры американской разведки, находящиеся в Бонне под прикрытием посольства США. Их деятельностью руководил, как писал журнал Горизонт, Томас Полгар — американец венгерского происхождения, который после войны во Вьетнаме в Сайгоне был резидентом ЦРУ.

В опубликованном заявлении МВД Польши зимой 1982 года говорилось: Естественно, львиную долю задач по подрыву социализма в Польше выполняли дипломаты, действовавшие под статусом посольства Соединенных Штатов Америки в Варшаве.

И дальше: Разведывательная служба Соединенных Штатов Америки использовала сложные экономическое положение и трудности страны и играла решающую роль в создании тех оппозиционных и антигосударственных организаций, которые она затем поддерживала в техническом и финансовом отношении. В заявлении были названы конкретные лица. Например, Лесли Штернберг, третий секретарь посольства США в ПНР, — он отвечал за поддержание связи с так называемой Конфедерацией независимой Польши. Эта контрреволюционная организация, как мы знаем, пыталась добиться выхода Польши из социалистического сообщества, подорвать международные связи и превратить страну в средоточие постоянных и напряженных конфликтов.

Другая террористическая организация, КОСКОР, была создана в 1976 году с благословения американского дипломата Майкла Андерсона.

Петер Беркли, второй секретарь американского посольства, пытался объединить психологическую воину с военным шпионажем. Он собирал информацию о структуре вооруженных сил ПНР, ее генеральном штабе и системе связи.

После этого становится ясно, почему перечисленным дипломатам пришлось не по своей воле покинуть Польшу. В конце июня к ним присоединились Д. Ю. Жироли и первый секретарь посольства Д. Говард. Некто Р. Герцинский передал им у себя на квартире материалы подстрекательного характера нефальсифицированные данные, которые были предоставлены в распоряжение радиостанции Свободная Европа. Помимо них, в Польше были разоблачены и осуждены еще семь завербованных агентов. Само собой разумеется, о своей связи с Солидарностью разведчики не кричали на всех перекрестках. Они старались всяческими способами замаскировать их и сделать все, чтобы изобразить Солидарность выразителем истинно народной воли, подлинно рабочим профсоюзом, патриотической организацией. Большую активность развил в Польше и иностранный отдел организации американских профсоюзов АФТ, который с первых дней холодной войны самым тесным образом был связан с ЦРУ. Итальянская печать опубликовала секретное послание одного из руководителей АФТ Ирвинга Брауна итальянскому профсоюзному функционеру Луиджи Скричолло. В этом письме содержались бесспорные доказательства заинтересованности ЦРУ в успехе Солидарности. Скричолле, помогавшему переправить деньги ЦРУ в Варшаву, оказывалась материальная поддержка.

Разумеется, — писал Браун, — данное письмо является первым символическим выражением глубокой поддержки целей Солидарности. Прошу Вас проинформировать отдельных польских друзей об этом доверительно… Одновременно информирую Вас, что Отто и наши общие друзья высоко оценивают Вашу рискованную и трудную деятельность…

Между прочим, Отто и друзья (имелось в виду ЦРУ) действительно не ограничились начальной, символической материальной поддержкой и созвали специальную конференцию для решения вопроса, как эффективнее помогать Солидарности — организации, руководимой Лехом Валенсой, вступившей на путь явных авантюр. Конференция пришла к выводу, что главным средством в борьбе за власть на данном этапе является пропаганда. Для осуществления этих целей Солидарности было передано 120 множительных аппаратов типа ксерокс и небольшие печатные станки.

Когда Польская народная армия поставила точку на бесславной деятельности Солидарности, ЦРУ готовилось создать для этой организации собственную радиостанцию и даже телевизионную студию. Газеты Польши и ГДР опубликовали сообщение, что в 1981 году были установлены активные связи между кадрами Солидарности, выезжавшими из Польши в ФРГ, и находившимися на службе ЦРУ вождями эмиграции и подобными им личностями. Особенную активность развил некий Осадчук-Кораб, который с 1945 года числился агентом ЦРУ. Американская разведка взяла его на службу из кадров абвера, военной разведывательной службы фашистской Германии. В 1940 году, когда нацисты оккупировали Польшу, он окончил разведывательную школу в Закопане. Осадчук-Кораб, а также проживавший в Кельне (ФРГ) Анджей Ярослав Хилецкий (агент ЦРУ, заочно осужденный в Польше) советовали Солидарности сосредоточиться на закреплении достигнутых результатов, не продвигаться слишком быстро вперед во избежание провала… Позднее руководители Солидарности сожалели, что не послушались этого совета.

В организации связи с Солидарностью принимало участие большое количество агентов и офицеров ЦРУ. Среди них много и журналистов, которые работали для несуществующих газет и журналов. Эту корреспондентскую деятельность они использовали в качестве прикрытия, на самом же деле из-под их пера не вышло ни одной строки, не прозвучало ни одного репортажа ни по радио, ни на телевидении. Польское министерство внутренних дел за шесть месяцев выдворило сотню таких журналистов.

Чрезвычайное положение в Польше застигло американскую разведку врасплох, и это было, по мнению многих западных комментаторов, одним из серьезных просчетов в деятельности ЦРУ. Да и не только разведки — и правительства США. И Вашингтон ответил на польские события санкциями, которые не принесли ожидаемого результата. Что же касается аппарата ЦРУ, то он после ликвидации контрреволюционных центров в Польше очутился перед лицом совершенно неожиданной для него дилеммы. Казавшаяся близкой цель неожиданно для него отступила очень и очень далеко.

При таких обстоятельствах ЦРУ не оставалось ничего другого, как заняться анализом создавшейся ситуации и восстановлением нарушенных связей. За десять месяцев 1982 года польские органы государственной безопасности зафиксировали более трехсот маршрутов американских разведчиков по территории страны.

Рекомендуем

Желтый дождь

Желтый дождь

Шпионский туннель

Шпионский туннель

За кулисами ЦРУ. Дневник сотрудника американской разведки

За кулисами ЦРУ. Дневник сотрудника американской разведки

 

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Бонд на связи

Бонд и другие © 2015 Все права защищены

Крутой детектив

Яндекс.Метрика