Дело Пауэрса. Суд

Цитата из протокола судебного заседания, которое проходило 17 августа 1960 года в Колонном зале Дома союзов в Москве.

Пауэрс в суде

10 часов утра. Дано указание ввести подсудимого. Пауэрс вошел в зал суда и занял место на скамье подсудимых. Перед ним расположился его адвокат, по другую сторону — представитель обвинения. Рядом с прокурором, за огромными столами, разместили вещественные доказательства: фотоснимки, магнитофонные ленты, пилотское снаряжение, парашют, подобранные с земли части шпионского самолета У-2, специальное оборудование.

Пауэрс — мужчина среднего роста, сильного телосложения, загорелый, выглядит отлично и, как сообщили врачи, даже прибавил в весе. На нем темно-синий костюм, белая сорочка, серый галстук.

Председатель суда через переводчика объявил подсудимому, что его дело будет рассмотрено в судебном заседании в соответствии с советским Уголовным кодексом. Отвечая на вопросы председателя суда, Пауэрс сообщил: гражданин Соединенных Штатов Америки, родился в 1929 году в штате Кентукки, родители живы, отец — сапожник, мать — домашняя хозяйка. Женат, детей не имеет. Между прочим, члены его семьи сидели в зале заседания вместе с другими американцами. Здесь были его родители, жена и теща в сопровождении двух врачей, трех адвокатов и лучшего друга семьи, а также журналистов и дипломатов. Родственники Пауэрса, до этого враждовавшие друг с другом, — читаем мы в журнале Шпигель, — устроили примирение между собой во время завтрака в посольстве США в Москве и не скрывали своей радости, что получили советскую визу…

Падкая на сенсации американская пресса тем временем уже обработала семейство Пауэрса. Давайте посмотрим, что пишет об этом один из журналов, выходящих в Гамбурге: Неуклюжий, средних лет господин в коричневом костюме снял очки, чтобы вытереть слезы. Он смущенно сидел в кресле в холле московской гостиницы Советская, атакованный сотнями журналистов. 55-летний сапожник Оливер В. Пауэрс из Нортона (штат Вирджиния) попытался устроить пресс-конференцию. При этом из глаз его катились слезы, заметим, не в последнюю очередь в угоду журналам Лайф и Тайм, выходящим миллионным тиражом, которым родители Пауэрса предусмотрительно продали преимущественное право на использование их чувств в интересах широкой публики.

И далее: 25-летняя жена Пауэрса Барбара появилась в Москве перед журналистами в изысканно простом черном шелковом платье. Она несколько была не в ладах с родителями мужа, заключила договор с американским журналом Ньюсуик — конкурентом журнала Тайм. Этот журнал слово в слово перепечатывал письма, которые миссис Пауэрс 26 мая и до начала судебного заседания получала от мужа из московской тюрьмы.

Председатель суда, ознакомив подсудимого с его правами, сказал, что Пауэрс может давать свои показания суду на английском языке, задавать вопросы свидетелям и экспертам, делать замечания к протоколу и показаниям, предлагать суду новые доказательства и иметь своего представителя в судебном процессе.

Шел допрос. Генеральный прокурор Руденко, задавая вопросы, выяснил, каковы были цели шпионского полета. Пауэрс рассказал, что в последние дни апреля на специальном транспортном самолете он и еще приблизительно 20 человек во главе с полковником Шелтоном, начальником отдела 10-10, перелетели с турецкого аэродрома в Адане на аэродром Пешавар в Пакистане. За два часа до старта он получил от полковника Шелтона необходимые указания, а затем прошел специальную подготовку, в том числе поддувание кислородом. Самолет У-2 перегонял на Пешаварский аэродром другой пилот. В ответ на вопрос генерального прокурора Пауэрс заявил, что не знает, принадлежал ли самолет какому-либо военному подразделению. Отдел 10-10 находится под военным командованием, но в нем имеется много и гражданских. Далее он сказал, что не видел на самолете опознавательных знаков, хотя на машинах, находящихся на Аданском аэродроме, он такие знаки видел. Пауэрс заявил: командир части заверил его, что на высоте 68 тысяч футов1 — такова высота полета машин У-2 — он может лететь в полной безопасности, так как советская противовоздушная оборона не достанет его там.

Его задачей было, летя по определенному маршруту, включать наблюдательное оборудование самолета в пунктах, заранее обозначенных на карте. Затем Пауэрс подробно показал свой маршрут на карте, фигурировавшей в качестве вещественного доказательства. Он рассказал, что во время полета и сам делал на карте пометки. Вслед за этим он зачитал указания, сделанные в бортовом журнале: в том случае, если с машиной что-то произойдет и она не сможет достигнуть аэродрома Боджё (Норвегия), где его ожидали люди из отдела 10-10, он должен будет немедленно покинуть территорию СССР. Полковник Шелтон сказал, что для посадки подходит любой аэродром, находящийся за пределами Советского Союза.

Далее пилот рассказал: он пролетел около 1200—1300 миль2 над территорией СССР, вначале на высоте около 60 тысяч футов, а затем постепенно набрал высоту 68 тысяч футов3.

— Как вы чувствовали себя на высоте во время полета? — спросил его прокурор.

— Физически хорошо, но нервничал, боялся.

— Чего? — задал вопрос Руденко.

— Того, что нахожусь над территорией Советского Союза, — отвечал обвиняемый.

Такое бывает не каждый день в жизни человека, — продолжал Пауэрс, а затем подтвердил, что старался решить поставленные перед ним задачи наилучшим образом, в соответствии со своими способностями.

Отвечая на дальнейшие вопросы прокурора, он сказал, что во время полета вел и визуальное наблюдение, когда облачность была не слишком густой.

На карте он отметил три объекта: аэродром, склад горючего и большой населенный пункт.

Когда прокурор спросил его, почему он пометил на карте эти объекты, Пауэрс сказал Обыкновенная пилотская привычка наносить на карту вновь увиденные объекты. То же самое я сделал бы, если бы летел над Соединенными Штатами…

На это генеральный прокурор возразил: Но вы же летели над территорией Советского Союза, и это проникновение на чужую территорию было предпринято в целях шпионажа.

— Да, это было так, — отвечал Пауэрс.

Когда прокурор Руденко спросил его, знает ли он, что нарушение воздушного пространства является преступлением, Пауэрс ответил отрицательно. Однако признался, что его полет служил шпионским целям. Пауэрс утверждал, что, не представляя, как действует то или иное оборудование, включал и выключал определенные кнопки.

— Получается, что вы с таким же успехом могли сбросить и атомную бомбу, ведь и для этого тоже нужно было только повернуть выключатель, — констатировал прокурор.

— Действительно, можно было бы и это сделать, но У-2 не транспортирует атомные бомбы. На самолетах-бомбардировщиках имеется специальное подвешивающее устройство, — ответил Пауэрс.

— Но ваш самолет проник в пространство над Советским Союзом на высоте около 20 тыс. м. На такой высоте снизу не определишь, что он несет: атомную бомбу или что-то еще, — возразил ему Руденко.

В ходе допроса Пауэрс подробно рассказал о том, как сбили его машину ракетчики советской противовоздушной обороны. И признал, что имел указание в случае катастрофы немедленно уничтожить самолет и тайным путем добраться до ближайшей границы.

Он утверждал, что найденная у него советская и иностранная валюта была частью его снаряжения на случай несчастья. Золотом и советскими рублями было предписано подкупать советских людей.

— Почему у вас был при себе пистолет и большое количество боеприпасов? — спросил его прокурор Руденко.

— Чтобы я мог охотиться, — пояснил Пауэрс.

(В зале оживление).

— Для этого вам нужно было 250 патронов?

— Да, — последовал ответ.

— Почему же вы на этот случай не захватили с собой охотничье ружье? — продолжал Руденко.

— Потому что охотничье ружье трудно перевозить в самолете.

— Особенно на шпионском самолете, — заметил Руденко.

Пауэрс рассказал, что отравленную иглу он получил от полковника Шелтона, чтобы в случае задержания покончить с собой, если он не выдержит пыток.

— Решить вопрос, использовать иглу или нет, предоставили мне самому, — добавил он.

— Вам сказали, что в случае ареста в Советском Союзе вас будут пытать? — спросил Руденко.

— Не помню, сказали ли так, но я ожидал этого.

— И что же было? Вас пытали?

— Нет.

— Как обращались с вами следственные органы?

— Очень хорошо.

Пауэрс подробно рассказал о том, как попал в свое время в отдел 10-10. Представители ЦРУ предложили очень выгодные материальные условия, поэтому он согласился на эту работу.

Хотя я не очень хорошо знал, что происходило после 1 мая, но мне известно, что из-за этого полета не состоялась встреча на высшем уровне глав правительств США и СССР, а также поездка президента Эйзенхауэра в Советский Союз, и вообще усилилась напряженность международной обстановки. Я очень сожалею, что был участником этих событий, — сказал он в своем последнем слове.

На третий день процесса был объявлен приговор: десять лет лишения свободы, из которых первые три Пауэрс должен был отбыть в тюрьме. (Обвинение предлагало 15 лет лишения свободы). Однако через полтора года Пауэрс получил помилование, и 10 февраля 1962 года в Берлине, на мосту в Глинике, его передали американским властям в Западном Берлине. (В тот же час был отпущен на свободу американскими властями полковник Абель, легендарный советский разведчик). Пауэрсу не дали выступить перед общественностью. На острове Веллопс (штат Вирджиния) в ЦРУ его много недель подряд тщательно допрашивали. Отдельные руководители шпионской организации предлагали возбудить против него уголовное дело за то, что он не применил ядовитую иглу и на московском судебном процессе слишком много выболтал русским. Но в итоге возбуждать против него уголовного дела не стали. Пауэрс возвратился к своей жене, которая тем временем за 250 тысяч долларов продала свои мемуары одному американскому издательству. Спустя 10 месяцев он развелся с женой, которая не согласилась разделить с ним полученный гонорар, и женился на Клавдии Повни, психологе из ЦРУ. Так закончилось дело Пауэрса.

Рекомендуем

francis-gary-powers-and-u2

Дело Пауэрса. У-2

Фрэнсис Гэри Пауэрс

Дело Пауэрса. Неожиданность

Ted-Allbeury

Тед Олбери

 

  1. 20 700 метров.
  2. 2000 километров.
  3. 20 700 метров.
Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Бонд на связи

Бонд и другие © 2015 Все права защищены

Крутой детектив

Яндекс.Метрика