Шпион из крутого детектива

Упоминая о Мэтте Хелме, историки остросюжетной прозы порой именуют его американским Джеймсом Бондом. В этом, наверное, есть своя доля справедливости, хотя Мэтт Хелм начал функционировать еще до того, как президент США Кеннеди публично признался в своей любви к британскому агенту 007 и США — не без помощи кино — охватила бондомания. К тому же в американской литературе имелись и собственные Джеймсы Бонды. Так, в 40—50-е годы успешно действовал агент ЦРУ Сэм Даррел, изобретенный Эдвардом Эронсом, впоследствии передавшим свою шпионскую лиру У. Б. Эронсу, продолжившему сериал. С другой стороны, если уж проводить параллели, то совпадений между персонажам Флеминга и Гамильтона окажется куда больше, чем различий. Пожалуй, Мэтта Хелма следует скорее рассматривать в русле традиций крутого американского детектива, отцами-основателями которого были Дэшил Хеммет и Реймонд Чандлер (недаром кто-то из критиков назвал Гамильтона Хемметом шпионского романа). Хеммет и Чандлер предложили образ бесстрастного и неутомимого частного сыщика, практически один на один сражавшегося с миром корысти, обмана и коррупции. В отличие от мозговитых эксцентриков детективной классики такой герой существует в условиях, когда одной-единственной ошибки может хватить, чтобы расстаться с шансами на успех в разгадке тайны, — а может, и с жизнью вообще, когда самое главное — не вычислить, кто виноват, но добраться до преступника и добиться, чтобы он больше не смог никому причинить вреда.

Matt-Helm-hard-boiled-spy

Мэтт Хелм, однако, не частный сыщик. Он представляет некую американскую правительственную организацию, деятельность которой не терпит огласки, и по сравнению с которой грозное ЦРУ выглядит чем-то вроде воскресной школы. Формально контора, где работает Мэтт Хелм, вносит свой весомый вклад в холодную войну, так или иначе остужая температуру в горячих точках планеты. Но — важное дополнение — в отличие от бондовских романов, книги Гамильтона нее просто деидеологизированы и лишены антисоветского начала. Они вообще не о том. Изображая противоборство лихих мастеров спецзаданий, автор вовсе не пытается утвердить превосходство одной политической системы над другой. Его интересует иное: как личность отстаивает свое человеческое и профессиональное достоинство в мире обмана, двойной и тройной игры, где тому, кто не в состоянии сражаться на пределе возможного, выжить нельзя. Кстати сказать, наиболее близкая аналогия книгам Гамильтона — романы британца Питера О’Доннела, сочинившего сагу о похождениях суперженщины Модести Блез, которая когда-то возглавляла международную преступную организацию Сеть, потом завязала, но жизнь без опасности ей в тягость, и потому она и ее верный друг и соратник Вилли Гарвин охотно откликаются на предложения шефа британской спецслужбы сэра Джеральда Тарранта помочь — и совершают невозможное, ломая хитрые планы международных мошенников.

Сам Гамильтон в одном из своих нечастых комментариев по поводу Мэтта Хелма выразился так: 1) Он хороший парень, 2) Он убивает людей. Убивать людей, как известно, смертный грех, и потому персонаж, надеющийся заручиться читательскими симпатиями, должен иметь очень веские основания для подобного поведения. Из первого же романа сериала Гибель гражданина мы узнаем, что Хелм получил крещение кровью в годы второй мировой, когда выполнял секретные задания по ликвидации нацистских бонз. Затем он вернулся в США, поселился в Санта-Фе, зажил жизнью своего создателя — сочинял романы и работал фотографом. Как и положено добропорядочному гражданину, любил жену и ребенка. Но в один прекрасный день с ним встречается Тина, с которой он вместе громил нацистов. Она сообщает, что теперь работает на русских и получила задание ликвидировать одного американского ученого, которого знает Хелм…

В ходе развития сюжета боевое прошлое Хелма становится известно его жене, которая, будучи не в силах оправиться от потрясения, что живет с профессиональным убийцей, уходит от него. Потеряв семью, Хелм возвращается к своему шефу Маку, который опять берет его под свое крыло и начинает использовать в прежнем качестве.

Успех литературно-криминальных сериалов нередко определяется не блеском отдельных сюжетов, но точностью и убедительностью элементов, способных показаться второстепенными. Освоившись в особом мире — будь то апартаменты Ниро Вульфа, 87-й полицейский участок Эда Макбейна или пентхауз Модести Блез с видом на Гайд-парк, читатели с интересом ждут новых приключений полюбившихся героев. Классический детектив Стаута напоминал, что рациональный подход к действительности — могучее оружие, позволяющее раскрывать самые разные тайны, в том числе и весьма неприятные. Полицейские романы Макбейна показывают: закон и порядок — не пустые слова, когда их защищают честные профессионалы.

Рекомендуем

Дональд Гамильтон

Дональд Гамильтон

Сегодня мы отмечаем день рождения автора знаменитых шпионских триллеров — Дональда Гамильтона, автора серии популярных романов о Мэтте Хелме. Дональд Гамильтон (Donald Bengtsson Hamilton) родился 24 марта 1916 года в городе Уппсала (Швеция). Когда…

Don-Hamilton

Создатель вечного романа

Блестящий представитель криминального жанра гражданин США Дональд Гамильтон (не путать с фантастом Эдмондом Гамильтоном) долго ждал своего часа, чтобы заговорить по-русски. Еще сравнительно недавно любой редактор от предложения издать что-то о похождениях Мэтта…

kinopoisk.ru

Мэтт Хелм

В 1960-м выходит роман Гибель гражданина (Death of a Citizen) — первый роман Дональда Гамильтона о Мэтте Хелме (Matt Helm), журналисте и фотографе, сотруднике журналов о рыбалке и охоте. Во время Второй мировой войны Мэтт…

 

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Бонд на связи

Бонд и другие © 2015 Все права защищены

Крутой детектив

Яндекс.Метрика