Эшенден

Когда в 1914 году началась первая мировая война, Сомерсет Моэм завербовался в автосанитарную часть, а затем поступил в органы разведки, где… мог принести больше пользы, чем управляя (и притом неважно) санитарной машиной. Новое занятие, как он надеялся, позволило бы ему с более высокого полета взирать на мир в его минуты роковые. Писателя привлекала возможность постичь тайные пружины, движущие ход мировой истории. Новая работа давала пищу и моей любви к романтике, и чувству юмора, — вспоминает он в книге Подводя итоги. — Методы, какими меня учили спасаться от слежки, тайные встречи с агентами в самых несусветных местах, шифрованные сообщения, передача сообщений через границу — все это было, конечно, необходимо, но так напоминало мне дешевые детективные романы, что война в большой мере теряла свою реальность и я поневоле начинал смотреть на свои приключения как на материал, который смогу когда-нибудь использовать. Впрочем, все это было до того старо и избито, что я сильно сомневался в пригодности такого материала.

Эшенден

Тем не менее пережитое писателем в те годы послужило основой новой его книги — цикла рассказов Эшенен, пли Британский агент, впервые опубликованного в 1928 году. Цикл этот автобиографичен — так же как и его герой, Моэм год работал в Швейцарии (в основном в Женеве), затем в Италии, а в 1917 году был отправлен в Россию, в Петроград, с секретной миссией. Героем повествования стал знакомый нам уже по роману Луна и грош Уильям Эшенден, модный драматург, писатель и сибарит, то есть, по сути дела, литературная маска самого Моэма (этот персонаж появится в произведениях Моэма и еще один раз — в романе Пироги и пиво, — с тем чтобы впоследствии в книге Острие бритвы уступить место самому мистеру Моэму). По форме Эшенден представляет собой цикл из семи новелл, больших по размеру, чем обычные рассказы, и отражающих события военных лет, а также тот период времени, когда страдавший туберкулезом Моэм попал в санаторий на севере Шотландии, где узнал о человеческой природе много такого, чего вне его стен, вероятно, не узнал бы никогда (новелла Санаторий).

Моэм использует здесь довольно редкий литературный прием — персонаж, вокруг которого строится повествование, как бы отстранен от мелкой игры человеческих страстей и самолюбий, он, как Бог-олимпиец, взирает на происходящее с высот своего интеллекта и лишь дает оценки людям и их поступкам. Один из выводов, сделанных самим Моэмом из своей шпионской одиссеи, он формулирует так: Работа агента секретной службы, в сущности, скучна. Большая часть того, чем он занимается, совершенно не нужна ни ему, ни людям. Однако драматические коллизии, которые довелось лицезреть автору книги, дали ему интересный жизненный материал а что еще нужно писателю?! Конечно, Моэм дегероизирует работу разведчика, и Эшенден — совсем не то, чего ждут от книги о тайном агенте любители бульварной литературы.

Интересны образы русских героев произведений Моэма. Как мы уже упоминали, в России писатель побывал в 1917 году — с инструкциями связаться с враждебными правительству элементами и разработать план, как предотвратить выход России из войны и не дать большевикам при поддержке Центральных держав (Германия, Австро-Венгрия. — прим. автора статьи.) захватить власть». Миссия, как признает сам Моэм, окончилась полным провалом, зато писателю удалось получить там кое-что ценное для себя. Собранного материала хватило не только на повесть Белье мистера Харрингтона из цикла Эшенден, но и на некоторые другие произведения, среди которых назовем вошедшие в настоящий сборник повесть Нил Макадам и рассказ Сон. Моэму удалось создать колоритнейшие портреты русских персонажей — Анастасии Александровны (Белье мистера Харрингтона), Дарьи (Нил Макадам), Лидии (Рождественские каникулы, 1939), безымянного героя рассказа Сон. Выражение Ox уж эти русские! в английском языке стало чуть ли не поговоркой. Как видим, Моэм вслед за Артуром Конан Дойлом (вспомним рассказы последнего на русскую тематику Человек из Архангельска и Золотое пенсне) принялся за исследование загадочной русской души, причем углубился в ее потемки несравненно глубже. В его героях выявляются парадоксальные на первый взгляд сочетания себялюбия и самопожертвования, любви к развлечениям и поиска духовного идеала, трезвости мысли и безудержной романтики подвига. Все они терпеливо несут бремя странностей своего характера и, невзирая на причудливость своих душевных свойств, предстают перед читателем цельными натурами.

Моэм всегда хладнокровен, иногда чуть ироничен. Имеет обыкновение называть вещи своими именами. Предатель для него всегда предатель, независимо от того, свои или чужие пользуются плодами его подлости; точно так же он всегда с теплотой говорит о человеческой любви, вне зависимости от того, достойные ли люди испытывают это чувство. Моэмовский герой Эшенден не горит пламенным патриотизмом, но и не испытывает ненависти к немцам (что, впрочем, не помешало нацистам в годы второй мировой войны устроить публичное сожжение этой книги как якобы антигерманской). Основная цель Эшендена — как и самого Моэма — постижение человеческой природы, в результате чего он делает выводы, что животное, именуемое человеком, непроходимо глупо и что человеку всегда легче было пожертвовать жизнью, чем выучить таблицу умножения. Все же Эшенден способен сочувствовать людям, даже Джулии Лаццари, хотя та вряд ли заслуживает сострадания. Сочувствие Эшендена, а одновременно и самого Моэма — это сочувствие опытного, мудрого врача, знающего, что человеческую природу не исправишь и что люди обречены на страдания, но не имеющего возможности им помочь.

А. Кудрявинский

Из сборника Вилла на холме

Рекомендуем

Эшенден, или британский агент

Эшенден или британский агент

Моэм

Моэм Сомерсет

 

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Бонд на связи

Бонд и другие © 2016 Все права защищены

%d такие блоггеры, как:
Яндекс.Метрика