Олдридж о Моэме

Сомерсету Моэму без малого девяносто лет. В газетах сообщали, что он регулярно проделывает курс омоложения — для этого теперь есть много рецептов. Он только что вернулся из путешествия по Японии. Сейчас он в Лондоне, куда приехал со своей роскошной виллы на Кап Ферра близ Ниццы, чтобы пополнить запас дорогих и безупречно сшитых английских костюмов. Он уверяет, что перестал писать уже много лет назад. Его правую руку сводит судорога — каждый божий день он, как сугубо дисциплинированный писатель, считал нужным написать не менее пятисот слов.

Так Моэм жил всегда. Он трудолюбив и богат, и он верит в успех. Но при всей своей вере в успех и при всем своем трудолюбии он всегда относился к своему мастерству серьезно, а в мастерстве его никто не усомнится, когда прочтет эти рассказы.

Моэм относится к себе серьезно и как к литературному критику. В книге Десять романов и их авторы он с большим проникновением и пониманием пишет о великих писателях-реалистах Англии, Франции и России — о тех, кого он явно считает своими учителями.

Результат такого классического образования в литературе весьма значителен, ему Моэм обязан многим из того, что есть лучшего в его творчестве. Он может быть поверхностным, но он никогда не вульгарен; он может проявить незнание, но не бесчеловечность; и хотя в его книгах есть все ингредиенты для коммерческого успеха, в них нет компромисса с грубо коммерческим мировоззрением самой буржуазии.

Олдридж о Моэме

Все вышесказанное есть защитительное толкование Моэма, потому я и предупредил с самого начала, что мое мнение о нем субъективно. Я питаю к Моэму личную симпатию потому, что он яростно обрушивается на мелкобуржуазные нормы, которые сейчас, больше чем когда-либо, губят английскую жизнь. Этого я не нахожу ни у кого из наших современных писателей, ни у старых, ни у молодых, и поэтому я готов забыть все, что меня в Моэме раздражает, а помнить и отстаивать то, чем я у него восхищаюсь.

Если бы я не рассматривал его с классовой точки зрения, Моэм, вероятно, был бы в моих глазах всего лишь одним из многих занимательных рассказчиков. А так — я чувствую, что нашел в нем союзника, хотя сам я подхожу к буржуазии и вообще к классовому вопросу с другой, политической, меркой.

Я надеюсь, что советские читатели тоже примут Моэма и оценят его лучшие стороны, а не выберут более легкий путь осуждения его недостатков. Но я не сомневаюсь, что его рассказы способны говорить сами за себя — это касается как замысла их, так и мастерства; а когда они будут прочитаны и поняты, тогда вообще отпадет необходимость в той сугубо личной оценке Моэма, которую я здесь предлагаю.

Джеймс Олдридж

Лондон, декабрь 1960 года

Рекомендуем

Моэм викторианец

Моэм викторианец

Больница св. Томаса

Моэм и больница св. Томаса

 

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Бонд на связи

Бонд и другие © 2015 Все права защищены

%d такие блоггеры, как:
Яндекс.Метрика